.

Первые шаги в кино эта озорная девчонка сделала вместе с осликом Магданы, Лурджой. Позже прибежала в «Наш двор», а потом, не примирившись со статусом «Чужие дети», выбрала себе в матери понравившуюся девушку. Ее имя на афишах красовалось рядом с именами популярных артистов грузинского кино. Сегодня эта девочка – артистка театра им. Марджанишвили, заслуженная артистка Грузии Нани Чиквинидзе.

Кажется, не Нани выбирала себе профессию, а судьба с самого начала предназначила ей место на сцене и подсказала путь к творческим победам. Признаться, ожидала, что Нани, с детства привыкшая к съемочной площадке, имея счастье общаться с замечательными режиссерами, актерами и как все девочки ее возраста, мечтающие об артистической карьере, также изберет творческую профессию, и будет стремиться к дальнейшим успехам. Оказалось, что повзрослевшая Нани потянулась не к кино, а к гуманитарным наукам, а то, что кино принесло ей популярность, совершенно не волновало ее. Какие воспоминания сохранились в памяти, что ее радует и о чем она сожалеет, чем занята сейчас – ответ на эти вопросы я получила во время приятной и интересной встречи с Нани Чиквинидзе.

«Я совершенно случайно попала в кино. В детстве была очень большой шалуньей, непоседливой. Когда искали девочку на роль Като в фильме «Лурджа Магданы», друг нашей семьи, работавший на киностудии, посоветовал режиссеру попробовать меня. Я даже не старалась понравиться, просто, как обычно, пела, плясала, играла, шалила… и стала девочкой Магданы, Като. Потом еще сыграла в двух фильмах почти схожие роли шаловливых девочек. Но быть артисткой не думала. Хотела стать журналисткой или поступить на факультет западноевропейских языков. Если бы не настойчивое, даже категорическое требование Резо Чхеидзе, не внесла бы документы в театральный институт. В глубине души решила: если не поступлю, успею перенести документы в университет, где экзамены, в отличие от театрального, начинались позже, в августе. Но было одно обстоятельство, повлиявшее на окончательное решение: в театре преподавал Михаил Туманишвили, и я очень хотела попасть в его группу. Спасибо удаче – мое желание исполнилось. Эти четыре года были для меня самыми незабываемыми. Гениальный режиссер и необыкновенный человек, он кроме актерского мастерства научил нас беззаветной любви к профессии, преданности к театру, честности, искренности, принципиальности, за что все, кто прошел через его руки, вечно будут ему благодарны».

Резо Чхеидзе действительно не ошибся, советуя Нани сделать правильный выбор. Возможно, в прирожденном таланте в какой-то мере свою роль сыграли гены, унаследованные от деда, в прошлом артиста театра им. Руставели, Платона Коришели. Так или иначе, но еще во время учебы Нани сыграла в трех спектаклях, поставленных М.Туманишвили на сцене руставелевского театра, хотя и не числилась в труппе, будучи студенткой. После окончания института, с 1971 года по сей день Нани Чиквинидзе – артистка театра им. Марджанишвили.

«Премьера», «Провинциальная история», «Я вижу солнце», «Анна Каренина», «Ночь игуаны», «Страх», «Самоубийство влюбленных на острове Небесных сетей», «Хизаны Джако», «Слепой зрячий», «Любовные письма», «Прекрасное воскресенье» — считала – не пересчитала все роли, сыгранные ею за многолетнюю деятельность. Сама Нани с особым чувством вспоминает первую роль на сцене родного театра: «В «Визите старой дамы» я играла роль трубочиста. Совсем незначительная роль, но для меня она была очень важной, так как я, дебютантка, стояла рядом с Софико Чиаурели, и что чувствовала, думаю, понятно. И теперь, спустя много лет, я все так же волнуюсь, как в мой первый выход. Каждый спектакль, будь он сыгран хоть сто раз, не менее важен, чем премьера. Я очень самокритична и не позволю себе выйти на сцену неуверенной в своих силах. Может, поэтому отказывалась от предложенных ролей, боялась подвести режиссера, если бы не справилась. Теперь жалею, но поздно».

Сегодня Нани занята в пяти спектаклях. Один из них, «Любовные письма» с Гией Бурджанадзе, не сходит со сцены 15 лет и идет с аншлагом. И каждый раз смотрится, будто впервые. Казалось бы, что можно добавить в роль, которую играешь много лет. Но Нани удается малейшим нюансом, одним лишь словом, взглядом, иным выражением лица по-новому представить внутреннее состояние героини. «М.Туманишвили говорил нам: наша профессия служит зрителю и она должна дарить ему радость жизни», — вспоминает Нани.

Театральная сцена целиком завладела Нани, и кино незаметно начало отходить на задний план, несмотря на то, что она успешно сыграла в фильмах: «В добрый путь, Джако», «Капкан», «Прошлое всегда с нами», «Трудное начало», «Я, бабушка, Илико и Илларион». После фильмов детства, они имели немного меньший резонанс.

«Начала с кино, а посвятила себя театру. Почему? Театр, если притянет, то навсегда. Если решила стать артисткой, то знай, что придется принести себя в жертву. В театре в полной мере ощущаешь себя послом большого искусства, сознаешь, кто ты, зачем пришел в театральный мир, чего ждет от тебя зритель. Работа над спектаклем – длинный, трудный и неразрывный процесс, который не позволяет расслабиться, поверхностно смотреть на репетицию. Театр – это ежедневно прожитая новая жизнь. Кино приносит быструю известность. Можно на улице найти человека, подходящего для роли – были такие случаи, и сделать его популярным, а такой «случайный» гость на сцене не станет хорошим артистом. Снимая фильм можно отснять эпизоды с перерывами, в разное время, потом смонтировать, но такая раздробленность влияет на игру актера. В готовом материале уже ничего не изменишь, тогда как спектакль дает возможность каждый раз играть по-новому. Потому и любовь к театру пересилила кино».

Театральный институт подарил Нани не только счастливые студенческие годы, будущую профессию. Здесь она встретила свою первую и большую любовь в лице Темура Чхеидзе, обрела долголетнее семейное счастье.

- Наверное, нелегко талантливой артистке быть женой также талантливого режиссера, особенно если оба работают в одном театре?

- Нет, наоборот. Мы связаны общими интересами, делами, отлично понимаем друг друга, не мешаем работать. В театре Темури не муж, а режиссер – принципиальный, отлично знающий свое дело и свое место. Он не ошибается, когда предлагает артисту роль – знает, кому что предложить. Я никогда не вмешиваюсь в его дела, не прошу для себя роли. Если сочтет нужным, сам скажет. Поэтому и в семье лад, и в театре – мир. Скажу, что психологически именно с режиссером-мужем трудно работать – больше ответственности лежит на мне. Не справлюсь, — недовольство тотчас же выскажут Темури, мол, жену выдвигает. Поэтому и сыграла всего в 3-4 его спектаклях. Но имела счастье работать с прекрасными режиссерами: М.Кучухидзе, Г.Лорткипанидзе, и многому научилась от Темури. Усвоила еще одно правило: если режиссер не занял тебя в спектакле, не стоит менять его мнение и принцип… особенно мужа… Что касается советов, замечаний, то после спектакля, в спокойной обстановке всегда делимся впечатлениями, вместе анализируем, прислушиваемся к мнению друг друга.

Считает ли Нани себя счастливой?.. «Конечно. Несмотря на то, что кое о чем жалею, кое-что могла бы изменить, но в целом, жизнь моя сложилась удачно. Главное, все мои родные и близкие люди здоровы, благополучны, счастливы. Вспоминаю, как трудно приходилось в молодости, когда разрывалась между театром и домом. Я была занята почти во всех спектаклях. Если бы не мама, целиком взявшая на себя заботы о моей дочери, и оказавшая мне неоценимую помощь, я не смогла бы добиться всего этого. Сейчас я не так занята в театре и с удовольствием выполняю обязанности бабушки. Кажется, вернула себе молодость. Радуюсь успехам старшего внука, который поступил в Будапеште в киноинститут и очень этим доволен. Знаю, нелегкую профессию выбрал и трудным будет его дальнейший творческий путь, но раз сам избрал, — добьется многого. Если любишь свое дело, предан ему и честно служишь, результат не замедлит сказаться. А наградой будет признание в любви зрителя».

Верно сказала Нани, а доказательство этому – вся ее творческая жизнь.

 

Додо  АХЛЕДИАНИ.

Комментарии