Яркий талант грузинской вокальной школы

340

Безвременная смерть великого грузинского певца Вано Сараджишвили 11 ноября 1924 года поставила тбилисскую оперу в тяжелое положение. Никто не мог представить себе достойную замену Сараджишвили, особенно в грузинских операх. Известный оперный певец, солист Мариинского и Большого театров, директор Тбилисского оперного театра, народный артист Грузии Дмитрий Мчедлидзе (1904-1983) писал: «Для исполнения партий в национальной опере требовались не только голос, но и знание грузинской песни, понимание ее характера, овладение ее глубиной и свободная ее передача. Вот этот огромный груз взвалил на свои богатырские плечи Нико Кумсиашвили». В дальнейшем его поддержали и другие замечательные певцы его поколения, но тогда он был совершенно один. В то время, когда опечаленное грузинское общество, и особенно любители грузинской оперы, после Сараджишвили даже слышать не желали других, эти трудности успешно преодолела большая и серьезная вокальная школа Кумсиашвили, его голос, уверенность и степенность. Солидный еженедельный журнал «Театри да цховреба» («Театр и жизнь») о первом выступлении Нико Кумсиашвили в опере Палиашвили «Даиси» писал: «В начале первого действия, когда за сценой слышалась песня, весь зал был очарован необычным, превосходным, приятным голосом; постепенно песня усиливалась, и под конец на сцене появился представительный юноша в роли Малхаза и раздались аплодисменты. Внимание зрителей было приковано к этому молодому певцу. Его слушали, затаив дыхание. К концу первого действия началось самое трудное, как принято говорить в этому случае, он должен был пройти по лезвию ножа. За горестным романсом «Нет надежды в душе моей» Нико спел патетическую арию «Мне судьбою горе одно суждено». Полностью заполненный оперный зал отреагировал бурными аплодисментами. Это уже была блестящая победа певца».

О своем дебюте на тбилисской оперной сцене позже Нико рассказывал: «Никогда не забуду морозный вечер 26 ноября 1924 года, мое первое выступление в роли Малхаза. Пел с увлечением, самозабвенно, пел и думал о той потерянной грустной песне, которую Вано унес с собой в могилу. Меня заставляла петь любовь к моему народу, моей стране, только истинная любовь. После окончания спектакля меня поздравляли, но одно искреннее поздравление глубоко запало в мое сердце. Это было поздравление выдающегося грузинского писателя Давида Клдиашвили, который расцеловал меня и, дрожа, со слезами на глазах говорил: «Ты истинный наследник Вано! Благословляю тебя на этом творческом пути, дорогой Нико!».

В своем труде «Три поколения грузинских певцов» известный бас Дмитрий Мчедлидзе писал: «Нико Кумсиашвили быстро освоил репертуар. Кроме грузинских опер он подряд спел в «Аиде» партию Радамеса, в «Тоске» — партию Каварадосси, в «Кармен» — Дона Хозе, в «Абесалом и Этери» — Абесалома. За короткое время Кумсиашвили стал центральной фигурой оперного театра. Всех поражала его выносливость и трудоспособность. Он подряд пел такие трудные партии, как Отелло, Малхаз, Радамес. Нико ни на одну минуту не прекращал работу над собой. Будучи уже солистом оперы, он занимался повышением сценического мастерства под наблюдением Марджанишвили и Ахметели, с увлечением участвовал в спектаклях студии».

Мчедлидзе вспоминал, что в 1932 году, когда он был солистом Мариинского театра, Нико Кумсиашвили и Сандро Инашвили приехали в Ленинград и выступили в опере Верди «Аида». Нико пел партию Радамеса, а Сандро партию Амонасро. Ленинградские слушатели были в восторге от вокального и сценического мастерства грузинских артистов. Обоим певцам предложили постоянную работу в Мариинском оперном театре, но они остались только на один сезон.

Вместе с Дмитрием Мчедлидзе свои воспоминания о Нико Кумсиашвили оставили его коллеги-певцы Давид Андгуладзе, Екатерина Сохадзе, Бату Кравеишвили, Михеил Кварелашвили… А также Вахтанг Чабукиани, Андрия Баланчивадзе, Верико Анджапаридзе, Васо Годзиашвили и другие. Но самую большую заслугу в деле сохранения памяти о жизни и творчестве выдающегося грузинского певца Нико Кумсиашвили имеет его дочь Родам Кумсиашвили, которая, проявив огромное усердие, создала замечательный труд под заголовком «Нико Кумсиашвили», изданный в семидесятых годах прошлого столетия. Для своего труда она использовала хранившийся в семье личный архив своего отца Нико Кумсиашвили, рецензии и письма, опубликованные в журналах и газетах, устные рассказы друзей и знакомых отца, воспоминания известных деятелей культуры и свои личные наблюдения. Во время своей болезни Нико Кумсиашвили решил написать свои воспоминания; он начал писать, но не закончил. В свою книгу Родам Кумсиашвили включила и незаконченные воспоминания своего отца, которые не нарушают целостность повествования.

Будущий певец родился в деревне Орхеви, что в тридцати километрах от Тианети, в 1982 году, в семье Георгия Кумсиашвили и Тинатин Арчемашвили. Они были пшавами. Отец Нико – Георгий Кумсиашвили был в близких, дружественных отношениях с великим поэтом Важа-Пшавела.

О своем детстве, родителях и особенно о дедушке Надира, к которому он относился с большим уважением, Нико писал в своем незаконченном «Воспоминании». Население пшавов, состоящее из двенадцати общин (при царе Ираклии II), было сосредоточено в ущелье Пшавской Арагви. С XIX века началось переселение пшавов в разные места. Причиной тому были постоянные набеги кистинцев. Кроме того, малая площадь пахотных земель и пастбищ не давали возможность развивать сельское хозяйство. Предки Нико происходили из общины Цабаури, и среди малочисленных коренных жителей Чаргали жили в романтической местности Боцахура. После того как руководство семьи перешло к дедушке Надира, он стал зажиточным овцеводом. Позже в Тианетском уезде Надира нашел более приличные условия для проживания семьи и занятия животноводством, решив окончательно обосноваться на этой плодородной земле. Вместе с женой и сыновьями они переселились на эту землю и были одними из первых жителей Орхеви. В дальнейшем на этой местности были построены деревни пшавов, хевсуров, карталинцев… О происхождении своей фамилии Нико писал, что в их роду был некий Разика, сына которого звали Кумси. К пятой ветви этого Кумси относился дедушка Надира. По традиции пшавов, он взял фамилию от имени главы рода – Кумсиашвили. Сам Нико считал, что было бы более справедливым, если бы его предки приняли фамилию Цабаури, так как принадлежали к старинной Цабаурской общине, главой которой был некий Цабаури.

После окончания двухклассной приходской школы в Тианети в 1905 году, отец Нико Георгий определил сына в Цинамдзгварианткарское сельскохозяйственное училище, основанное патриотом и меценатом Ильей Цинамдзгвришвили. Близкий родственник Ильи Цинамдзгвришвили – Вахтанг Цинамдзгвришвили рассказывал, что «иногда Нико запирался в классе и пел, а мы слушали его снаружи и предсказали ему карьеру певца». Большую помощь оказали Нико Иосеб и Барбарэ Миндодаури. Они обосновались в Тбилиси и часто принимали гостей из Пшави. Часто у них гостил Важа-Пшавела. Дружил с семьей и молодой Нико. Семья Миндодаури заботилась о нем. Когда отец Нико изъявил желание послать сына в Ялту для продолжения учебы в Никитском училище садоводства и виноградарства, со стороны членов семьи Нико возникло большое сопротивление, которое преодолели с трудом. Большую помощь оказала Нико семья его будущей супруги Екатерины Миндодаури (старшей дочери Иосеба Миндодаури), и Нико отправился в Ялту для приобретения знаний. В 1913 году он окончил Никитское училище, и свои счастливые годы учебы увенчал прохождением практики во Франции и Германии. Нико многому научился. Вернувшись на родину, он продолжил педагогическую деятельность в Сагурамо.

В 1916 году Нико женился на Екатерине Миндодаури и переехал в Тбилиси, в семью своей супруги. Шли годы, Нико был избран членом товарищества «Пастух». Пять лет провел в поисках подходящей работы. И вот, 1920 год оказался в его жизни судьбоносным. Его близкий друг писатель Давид Чхеидзе (Турдоспирели) просил Нико вместе посетить Захария Палиашвили; Нико было 28 лет, и он не желал браться за новое дело, но Давид не давал ему покоя. Чтобы не обидеть друга, Нико согласился, и они вместе направились в консерваторию. Захарий послушал Нико, и сразу сказал: «Горец, у тебя хороший голос, немедленно иди к Евгению Ряднову и приступай к обработке голоса, не бойся, с твердой волей человек достигнет всего, нашей стране нужны певцы». Захарий передал Нико маленькую записку на имя Ряднова. Они поблагодарили его, и вышли из консерватории. Но Давид настаивал на том, чтобы заодно посетить и Ряднова. У дверей Ряднова Нико сильно волновался. Вот и профессор Ряднов, мастер итальянской песни. Ряднов прослушал Нико, и немедленно зачислил его в свои ученики.

Несколько слов о профессоре Ряднове. Он был выходцем из деревни Рядновки Харьковской губернии. Настоящая его фамилия – Шульц. Музыкальное образование он получил в Петербургской консерватории, у прославленного педагога Камилло Эверарди, после чего два года обучался в Милане. В 1875 году дебютировал в опере Доницетти «Фаворитка», в оперном театре Бергамо. В этом же году женился на итальянской певице Джованне Джубеллини. После ее смерти в 1905 году женился на жительнице Тбилиси, скрипачке Нине Андриановой. Профессор Ряднов воспитал многих прославленных певцов, в том числе и грузинских: Вано Сараджишвили, Ольгу Бахуташвили-Шульгину, Сандро Инашвили, Григола Венадзе, Дмитрия Мчедлидзе, Нико Кумсиашвили… Благодаря его неустанной работе, тбилисцы впервые познакомились и с некоторыми операми Вагнера.

После дебюта Нико в опере Палиашвили «Даиси» в 1924 году, в течение 15 лет Нико был бессменным лидером в теноровых партиях опер, ставившихся на тбилисской оперной сцене. Нико Кумсиашвили покорил Ленинград блестящим исполнением партии Радамеса в опере Верди «Аида». Грузинская меццо-сопрано Надежда Цомая, в тридцатые годы выступавшая в Ленинградской опере, писала: «Я была счастлива, что пела с самым достойным Радамесом – Нико Кумсиашвили, поистине несравненным певцом. Его пение имело то редкое качество, которое итальянцы называют «бельканто» и «кантилена». Он был мастером филировки звука – на одном дыхании свободно мог перейти от форте к пиано». Его репертуар был весьма обширным, он пел в операх Верди, Леонкавалло, Сен-Санса, Чайковского, Палиашвили, Баланчивадзе, Бизе, Аракишвили и др.

Нико Кумсиашвили рано ушел из жизни. В 1940 году его послали в Ленинград к известному онкологу, профессору Н.Петрову, который обнаружил у Нико злокачественную опухоль миндалевидной железы. Операцию делать было бессмысленно. Он попросил свою любимую дочь Родам отвезти его в родное село Орхеви. Перед смертью он завещал своим детям Родам и Шота похоронить его в родной земле, там, где покоились самые близкие предки. Благодарный народ выполнил его последнее желание; 24 сентября 1942 года его останки предали родной земле. И на гомборских лесистых склонах звучала музыка «Даиси». Здесь оплакивали Маро-Екатерина Сохадзе в последний раз своего Малхаза. Оплакивал своего певца и народ, пришедший с гор Пшав-Хевсурети.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.

Комментарии

Loading...